Jun 24

Article from Kommersant

October 1999

Коммерсантъпродолжает следить за развитием событий вокруг задержания в Нью-Йорке бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко. Обвиняемый на родине в тяжких преступлениях, Лазаренко неделю назад попросил политического убежища в США. Корреспондент Коммерсантав Нью-Йорке ВЛАДИМИР КОЗЛОВСКИЙ встретился с адвокатом экс- премьера Мариной Серебряной и узнал новые подробности этого скандального дела.

Павел Лазаренко содержится в тюрьме, принадлежащей иммиграционному ведомству США (INS) и расположенной рядом с аэропортом Кеннеди. “Выглядит это как склад и стоит среди складов прямо у аэропорта — чего далеко возить-то?” — сказала мне адвокат Лазаренко, выпускница филфака МГУ и юрфака университета Golden Gate в Сан-Франциско Марина Серебряная (она представляет адвокатскую контору Elliot & Mayock, среди клиентов которой много русских и украинцев).

Как уже сообщалось, Лазаренко был задержан 20 февраля сотрудниками INS по прилете в аэропорт Кеннеди. “У него был украинский диппаспорт,— говорит один из сотрудников Elliot & Mayock.— Нормальный, действительный паспорт, и виза правильная, гостевая, туристическая”. Бывший премьер, по словам Серебряной, был арестован не из-за каких-то огрехов в документах, а потому что прямо в аэропорту обратился с просьбой о политическом убежище. По новому же иммиграционному закону 1996 года, с которым еще плохо знакомы даже многие адвокаты по подобным делам, иностранца в таком случае сразу задерживают и отправляют в специальную тюрьму.

“Если иностранец просит убежища за территорией аэропорта, то ситуация развивается иначе,— продолжала адвокат Лазаренко,— выходит, что он как бы сам понял, что здесь настоящая свобода, и он ее выбирает. В тюрьму его могут не посадить, хотя и разрешение на работу сразу не дадут. Его могут предоставить

лишь в том случае, если иммиграционные власти в течение полугода не рассмотрели данное дело, а дел столько, что это случается довольно часто”. Видимо, перед вылетом в Америку Лазаренко не проконсультировался с хорошим специалистом по иммиграционному … законодательству.

“Его багаж заперли на складе,— говорит Серебряная,— одежду, лекарства дали; отобрали только деньги, часы и галстук”. Поскольку Лазаренко не знает ни слова по- английски, в аэропорту ему дали переводчика, но в тюрьме он находится в полной изоляции — до четверга его держали в одиночке, но потом перевели в общее отделение.

В среду произошло первое собеседование, на котором Лазаренко доказывал сотруднику INS, что у него есть причины просить политическое убежище в США. “По американским законам, чтобы добиться права на убежище, надо всего на 10% доказать, что твоей жизни и свободе будет грозить опасность”,— объяснила Серебряная. Лазаренко и сотрудники INS сидели за столом, на котором стоял телефон с динамиком, и объяснялись по телефону, поскольку приглашенный иммиграционным ведомством переводчик находился в этот момент в Вашингтоне.

“Все сидели вокруг квадратного стола и на протяжении четырех с половиной часов — столько длилось собеседование — умирали от жары и духоты”,— вспоминает Серебряная. Допрашивающие, по ее словам, вели себя учтиво. Но пока представители INS о своем решении не объявили. Если оно будет отрицательным, то Лазаренко вскоре могут выслать из страны (причем не обязательно на Украину, где выдана … санкция на его арест). При ином варианте пребывание Лазаренко в США затянется надолго. Вопрос о предоставлении политического убежища решается в несколько этапов, каждый из которых может длиться несколько месяцев.

 

No comments yet.

Leave a Comment